Монтессори-терапевт Наталия Андрущенко

Рейтинг:
0
  |  
Просмотров: 2585   |  

 

Монтессори-терапевт Наталия Андрущенко

По образованию врач-педиатр. Доцент, кандидат медицинских наук, Монтессори-педагог и Монтессори-терапевт. Член Международной Коллегии Монтессори-терапевтов. Член правления Российского отделения Международной ассоциации Балинтовских групп.

Обучалась в 1980-1986 году в Ленинградском педиатрическом медицинском институте (ныне Санкт-Петербургская медицинская педиатрическая академия). С 1992  года по настоящее время работает на кафедре детской неврологии и нейрохирургии СПб МАПО (Медицинской академии последипломного образования). Заинтересовавшись методом Монтессори, приняла предложение профессора Хелльбрюгге об обучении Монтессори-педагогике и Монтессори-терапии в Мюнхенском детском центре. Стала стипендиатом фонда «AktionSonnenschein» в 1995 – 1996г. г., благодаря чему смогла пройти годичный цикл обучения в Германии. Автор многочисленных статей и двух книг по диагностике и психолого-педагогической реабилитации, в том числе, с применением метода Монтессори. Автор научно-практического руководства по Монтессори-терапии, готовящегося к печати в издательстве «Речь».

 

- Наталия Владимировна, трудно было поступить на обучающий курс в Мюнхенский реабилитационный Центр?

 

- В 1995 г. поездка за границу была связана с большими трудностями. Я благодарна как д.м.н. профессору Юрию Анатольевичу Гармашову, руководившему кафедрой, который позволил мне длительную, почти годичную командировку, и профессору Теодору Хелльбрюгге, сделавшему возможным мое обучение. Благодаря помощи профессора Хелльбрюгге, у меня появилась возможность проходить курсы усовершенствования по широкой тематике, связанной с реабилитацией развития в Мюнхенском детском центре – я смогла пройти обучение по Войта-диагностике, ЭЭГ в детской практике ( всего более 20 различных курсов). Хотя, конечно, основной акцент был сделан на обучение методике Монтессори.

Во время обучения, кроме теории, предполагалось большое число практических занятий. Для меня было важным пройти практику на Монтессори-терапевтическом отделении Мюнхенского детского центра – то есть в том месте, где появилась это новое направление и специальность – Монтессори-терапевт. Однако в этом отделении было всего 2-3 места для практики. Мы проходили собеседование, и был довольно большой конкурс. Ко мне, как врачу, отнеслись поначалу с предубеждением. Почему-то считалось, что врачи, пройдя курс, в большинстве своем экзамены не сдают, диплома не получают и в дальнейшем не работают в Монтессори-педагогике. И тогда Монтессори-терапевт Ингрид Эггер сказала: «Мария Монтессори тоже была врачом. Я беру ее». Я очень ей благодарна. С этим человеком нас связывают с тех пор дружеские и коллегиальные отношения.

 

- Какое самое главное открытие Вы сделали, получив специальность Монтессори-терапевта?

 

- Самое важное для себя открытие я сделала во время Монтессори-терапевтической практики у Монтессори-терапевта Ингрид Эггер. Я уже рассказывала о том, как произошло наше знакомство. Ингрид – удивительно светлый, принимающий человек. По ходу обучения я вначале наблюдала за ее работой через полунепроницаемое зеркало   Гезелла, затем присутствовала во время терапии, после стала помогать в проведении терапии. Ингрид проводила раз в неделю групповые занятия, что-то вроде игротерапии, в которых участвовали 10 – 12 детей. Открытием для меня стало ее отношение к детям и собственные чувства, которые у меня появились к ним. Дело в том, что во время обучения в медицинском ВУЗе, да и на практике, я привыкла проводить четкую грань между «врачами» и «пациентами». Особенно  по отношению к детям очень тяжелым, с психическим недоразвитием, аутизмом. Думаю, что только в этой группе так явственно проявились для меня чувства участников, их переживания. Я открыла для себя, что чувства детей мне близки и понятны, они «такие же», как и у меня, у здоровых людей и детей. Я наблюдала такую гамму чувств: романтическую симпатию, неуверенность в себе и обиду, желание быть понятым и отчаяние от ощущения собственных границ, радость от игры и разочарование.

 

-  Вы сейчас практикуете как врач, Монтессори-терапевт или преподаете?

 

- Я совмещаю все эти амплуа. Это делает мою жизнь насыщенной.

 

- Как  строится Ваш обучающий курс по Монтессори-терапии?

 

-  Короткий курс (144 часа) я провожу один раз в год – в сентябре. И он предназначен, так же как и в традиции преподавания в Мюнхенском детском центре, для широкой целевой группы – педагогов, воспитателей и врачей. Курс 536 часов проводится для педагогов школьного образовательного учреждения без отрыва от производства. Также я принимаю участие в обучении Монтессори-педагогике на базе Педагогического университета им. Герцена, читая там блок по Монтессори-терапии.


- Что, по-Вашему, необходимо сделать, чтобы Монтессори-терапия активнее внедрялась в практику работы с детьми с проблемами в развитии?

- Кроме внешних трудностей необходимо преодолеть внутренние проблемы. Как и каждая терапия, она требует всего внутреннего ресурса терапевта.

Необходимо также шире освещать вопросы, связанные с Монтессори-тематикой. А также развивать дальше теорию и практику этой работы.


Подробное интервью с Н.Андрущенко читайте в рубрике «Персона».

 

Комментарии
На эту публикацию было отставленно 0 комментариев:

Нет комментариев. Ваш будет первым!