О некоторых отклонениях от нормы детей и взрослых

Просмотров: 1982   |  

 

Виктория Гуреева

Детский и подростковый психотерапевт, Монтессори-педагог, руководитель Монтессори-клуба для детей и родителей г.Тверь

 

О некоторых отклонениях от нормы детей и взрослых

 

Что касается прогнозирования или надежд относительно исправления детских недостатков, то отрицательные черты, приобретенные в период с рождения до 3 лет, можно исправить в период от 3 до 6 лет, когда природа все еще совершенствует многие, недавно сформировавшиеся способности.

Мария Монтессори «Впитывающий разум ребенка»

 

В педагогике Монтессори мы часто говорим о нормализации. С нетерпением ждем наступления этого процесса. Все знают, что на его пути стоят отклонения детей, которые они приобрели уже до прихода в монтессори-группу. Мы так же знаем, что нет необходимости бороться с детскими недостатками, они исчезают сами собой, когда начинается этот удивительный процесс – нормализация. Но все же понимание причин отклонений поможет пролить свет на поведения взрослых, которые способствовали отступлению ребенка от своего космического плана и истинной природы, дарованной каждому.

 

Встречали ли вы детей, которые в монтессори-классе ходят от полки к полке, выбирают материал, но ставят его на место после непродолжительной манипуляции с ним, или просто не могут выбрать? Они сидят на стульчиках или делают вид, что занимаются, но без особого рвения и желания. Такие дети не могут проявить себя, и их действия связаны с ожиданиями: «Я не знаю, чем мне заняться. Дайте мне задание».

Действительно, «угодить» таким чадам сложно. Пока еще не проснулось их внутреннее желание и стремление познавать этот мир или просто воля к Жизни. Они действительно как будто спят. Нередко у таких детей на лице можно увидеть синяки под глазами и медлительность в речи и движениях. Печаль, словно вуаль, скрывает их настоящую природу. Их хочется разбудить, но любая живая энергия проходит мимо них.

Мария Монтессори говорила о таком типе детей как слабых, которые уступают неблагоприятным условиям: «Ленивые и праздные, они пытаются плачем получить то, что им хочется, и стараются заставить других обслуживать их. Они хотят, чтобы их всегда развлекали, и легко впадают в скуку. Их все пугает, и они цепляются за взрослых. Они часто лгут или воруют»1.

Она также говорила о состоянии зависимости у детей такого типа: «Недостаток жизненной энергии делает их болезненно чувствительными, хотя они не осознают этого. Эти дети всегда о чем-то горюют, как маленькие мученики и по-настоящему изнеженные, аффективные существа. Они всегда скучают и ищут у других, главным образом у взрослых, помощи, потому что они самостоятельно не могут выйти из подавленного настроения. Они все время зависят от кого-нибудь, как будто жизнь вынуждает их на это. Они ждут, чтобы взрослый помог им, поиграл с ними, рассказал им историю, чтобы он всегда оставался при них. Взрослые становятся рабами таких детей. Скрытая взаимосвязь не радует обоих. Но со стороны можно подумать, что их связывает любовь и понимание»2.

Если вы не заснули от этого описания, то думаю, что вы сможете справиться с пассивностью детей. При условии, что научитесь разделять состояния инертности и лени в себе, не впадая в спячку, и взаимодействовать с детьми, исходя из собственного опыта, когда сами преодолели подобное состояние в себе.

В таком поведении ребенка есть ловушка для взрослого. Эти дети удобны. И пока педагог или родитель тратит свое время на более активных детей или работу, взрослый как бы спокоен за послушного ребенка. Но в чем же ловушка? Мы сможем увидеть ее, наблюдая за поведением взрослых.

Во-первых, таких детей часто оставляют одних. Любой здоровый человек будет там, где есть энергия, и естественно в целях самосохранения он будет в «живом» месте, а так как послушный ребенок пристроен, он не привлекает к себе особого внимания, то и заниматься с ним нет особой нужды. Но таким поведением убегания от проблемы, взрослый сам ограничивает себя в профессиональном и духовном росте. Чтобы работать с таким ребенком, нужно иметь много внутренней силы, не позволяя себе впадать в уныние и пассивность. Помню, как в начале своей профессиональной деятельности психолога я работала с семилетним мальчиком, который был в подобном состоянии спячки. Это была крайняя степень подобного отклонения. В кабинете психолога он играл с игрушками. Я наблюдала за его игрой и замечая неоднократное повторение сюжета я замечала, что мои глаза просто стали закрываться. Я пыталась бороться со сном, но в один прекрасный момент, обнаружила, что падаю со стула. Открыв глаза, я проснулась. Интересно, что в этот день до нашей встречи и после нее я чувствовала себя активной. С такой проекцией очень сложно иметь дело, вот почему я говорю, что важно самому взрослому научиться преодолевать это состояние пассивности и лени. Только ваша собственная победа над ленью и пассивностью поможет дать импульс «спящим красавицам и красавцам».

Другая реакция на похожее поведение может быть злость и давление взрослого на ребенка. Его крайнее настроение вялости провоцирует второго на злость. Например, можно замечать, что такие послушные дети часто попадают в нелепые ситуации, когда их обижают сверстники или даже дети помладше, взрослый может негодовать и проявлять вспыльчивость на капризы и ябедничество такого «мягкого» малыша. Его могут называть «тюфяком» или «тряпкой». Подобные качания во взаимоотношениях от обиды до неприятия будут продолжаться до тех пор, пока взрослый не разберется в ситуации и с чувствами всех, кто участвует в неосознанных провокациях слабых детей. На самом деле, они не такие уж и слабые, поскольку могут завести большую публику своей так называемой пассивностью.

Во-вторых, ловушка скрыта еще и в удовлетворении собственных амбиций и эгоизма взрослого. Такому ребенку можно впихнуть все что угодно, он либо будет делать, показывая свое послушание, либо откажется, чтобы ему дали что-то другое. Понятно, что за этими состояниями стоит желание ребенка быть вместе со взрослым. «Они охотно отказываются от собственных порывов и подчиняются каждому идущему от взрослого предложению. Взрослому легко пустить в ход свою волю, которая занимает место воли ребенка… Это состояние духа ребенка устраивает взрослого, потому что не препятствует его собственной активности»2.

Некоторые педагоги часто выбирают послушных детей, оставляя более активных, так как все свои способности можно показать разом, да еще и не в ограниченном количестве, подтвердив тем самым свою «нужность» и явив превосходство багажом знаний. А с другой стороны, сам взрослый находится в подобном состоянии пассивности и зависимости. Я видела, как один педагог систематически избегал активных детей, выбирая скромных и покорных. За этим избеганием часто таится страх встретиться с собственной агрессией и не умение трансформировать ее в творческую энергию. Так проблема собственного детства актуализируется в работе с детьми.

Еще взрослые удовлетворяют свою важность перед постоянно задаваемыми вопросами «почему». Необходимо понять, что за этим стоит: стремление ребенка к познанию или средство поддержки интереса к себе. Попадают в ловушку те, кто сам желает получить удовлетворение в собственной значимости.

По сути, мы все в той или иной степени подвержены этим состояниям, независимо от того являемся ли мы слабыми или сильными по своей природе. Поэтому нам сложно понять детей, не разобравшись со своей собственной психикой. Уметь наблюдать реальность ситуации не через призму своих психологических проблем – непростая задача. На нашем пути стоят собственные страхи, злость и гордыня, лень и многие человеческие пороки общества. Сначала следует научиться видеть реальность в себе и отделять свой собственный внутренний голос от голосов и мнений вокруг.

Я пишу это не с целью обвинения взрослых или критики, а для того, чтобы педагоги и родители взяли на себя ответственность в работе с детьми и не сваливали проблемы на свою семью или семью ребенка, общество или государство. Чтобы быть мастером своего дела, надо стать мастером в вопросах своей души.   

Выше было представлено описание поведения ребенка и как следствие поведение взрослого. Но в конечном счете все эти реакции можно свести к одному вопросу – зависимости и несамостоятельности в жизни и в вопросах принятия решений, а также в неспособности самопроявления. Предлагаю разобраться в некоторых причинах действий, которые скрыты в детстве каждого?

«Возраст с 2 до 3 лет соответствуют Анальной стадии по Фрейду, когда формируется способность к удержанию и выделению сначала переработанных продуктов пищи, а на символическом уровне собственных чувств»3. Ребенок воспринимает процесс выделения как проявление себя, ведь он буквально видит и чувствует, что является творцом. Это первый этап, на котором ребенок упражняется в собственном творчестве. Это процесс, подразумевающий принятие в себя, а затем – удаление того, в чем он не нуждается. Это процесс сортировки, упражнение по проявлению собственной воли.

Если ребенка наказывать за то, что он сходил в штанишки, то на психологическом уровне он поймет это так, что ему не стоит удалять или отпускать то, в чем он не нуждается. Поэтому он будет пытаться остановить очищения своего тела, что на самом деле может физически нанести ущерб его здоровью, так как органы тела реагируют на сознание ребенка, и он закладывает основы для хронического заболевания.

Когда вокруг процесса удаления отработанных продуктов из организма поднимается много шума, ребенок связывает чувство вины с естественным процессом – процессом отбора в жизни, когда ему нужно научиться говорить «да» и «нет».

По мере того как младенец начинает справляться со своими основными потребностями и окружением, его зависимость переходит от внешнего (матери) к внутреннему (себе), то есть он перестает зависеть от матери и постепенно начинает полагаться на себя. Это период независимых действий, когда ребенок хочет все делать сам, заявляя: «я сам». Ему нравится использовать свои таланты, свои способности, свое тело, самому делать физические движения. Если родители слишком вмешиваются в этот процесс – либо, не позволяя ребенку прилагать усилия, либо подталкивая его и заставляя делать больше, чем то, на что он способен, – ребенок может свалиться в состояние пассивности, бездеятельности и зависимости.

Детям нужно время, чтобы они могли принять решение, что делать. Они внутренне знают это и не спешат. Вспомните, как дети наблюдают за групповой игрой. Ребенок раздумывает, принимая решение, пойти ему или не пойти играть. Он будет долго наблюдать, пока не примет решение. Но вот появляется обеспокоенный педагог или родитель: «Мой ребенок сейчас сделает что-то неправильное, он выставит себя дураком. Он не пойдет. Мне нужно его тянуть. Мне нужно его подтолкнуть. Я должен стоять у него над душой. Я должен быть рядом с ним. Я должен шептать ему на ухо». И тогда обучение ребенка процессу принятия решения по своей собственной воле оказывается сорвано. И это указывает на то, что мать, отец или педагог должны вернуться к собственному детству и понять что, те кто представлял родительскую власть в их собственной жизни, теперь привели к такому их поведению со своими детьми.

Один из примеров этой проблемы – это когда родитель начинает преждевременно и насильно обучать ребенка ходить на горшок, посягая, таким образом, на творческую энергию ребенка и контролируя ее. Вместо того чтобы научиться овладевать способностью творить, ребенок учится сдерживаться и контролировать себя, закладывая основу для чрезмерного контроля в своей собственной жизни и жизни окружающих.

Другие отклонения включают в себя синдром неудачи, неумение доводить работу до конца, пассивно-агрессивное поведение или бунтарские наклонности, скрывающиеся под маской улыбки и поверхностного послушания. Эта неспособность отпускать ситуацию может зайти довольно далеко, проявляясь в таких отклонениях, как накапливание (а не выбрасывание) старой одежды, стремление держаться за достижения в жизни, вместо того чтобы позволить потоку жизни течь.

Если мать не сделает чего-то за ребенка, он тоже не станет этого делать. Когда ребенок впадает в состояние беспомощности, он начинает цепляться за мать, сомневаться в своих способностях, искать возможности, чтобы кто-то другой удовлетворял его потребности. Он полон страхов. Если ребенок не проявляет энтузиазма по поводу своей жизни, не радуется, когда встает утром, не хочет играть и делать всевозможные увлекательные вещи, не знает, что хочет делать, какие материалы использовать в монтессори-классе, то можно воспринять это как знак того, что родители слишком много делали для ребенка и вмешались в его творческий процесс.

Если взрослые смогут мотивировать ребенка, разбудить в нем желание преодолеть чувство ограниченности, он справится с пассивностью и будет стремиться к самопревосхождению. Это самопревосхождение требует способности отказываться от того, что ему не нужно теперь, от дурных компаний или так называемых друзей, от предметов, от идей, которые исполнили свое предназначение и отслужили свое.

В этой статье лишь небольшое описание тех проблем, с которыми мы сталкиваемся ежедневно в монтессори-классе или собственной семье. Мы сотворили их сами, но если помнить, что человек является творцом также прекрасного, светлого и доброго в себе, то познавая и приумножая свои сильные позитивные стороны, мы сможем освободиться от слабых сторон в себе, своей жизни и жизни наших детей.

 

_____________________________________________

 

1 М. Монтессори. Впитывающий разум ребенка. – СПб., 2009.

2 М. Монтессори. Дети – другие. – М., 2004.

3 Д. Боулби. Создание и разрушение эмоциональных связей. – М., 2006.

Комментарии
На эту публикацию было отставленно 0 комментариев:

Нет комментариев. Ваш будет первым!