Нужно ли детям до трёх лет играть с крупами?

Просмотров: 712   |  

Анна Федосова, Монтессори-гид (AMI 0-3)

Для того чтобы объяснить логику, я буквально два слова скажу о возрастной периодизации. Монтессори-образование опирается на идею о шестигодичных периодах детства.

В первые шесть лет жизни есть ряд особенностей возраста, с шести до двенадцати – другая специфика, подростки с двенадцати до восемнадцати – люди со своими возрастными задачами и потребностями, и, наконец, с 18 до 24 лет человек проживает период, окончательно подготавливающий его к зрелой взрослости. Эта классификация, с точки зрения современной возрастной психологии, не представляет собой ничего экзотического.

Факт, что в первые шесть лет жизни происходят тектонические, гигантские изменения в ребёнке в своё время был открытием, но на сегодняшний день является общеизвестным. Существует много общего внутри периода впитывающего разума (от 0 до 6), который устроен иначе, чем любой другой возраст, даже на уровне физиологии. Но из-за огромного количества перемен, происходящих за это время, первая половина эпохи от 0 до 6 качественно отличается от второй. Потребности этих подпериодов требуют настолько разного подхода и материалов, что в подготовке педагогов в Ассоциации Монтессори это два отдельных курса: ассистент детства и педагог класса 3–6 лет.

Монтессори очень удачно сравнила эту разницу с внутриутробным развитием. Есть эмбриональный период и плодный. В первый закладываются основы всех органов, во второй – все они развиваются до такого состояния, чтобы ребёнок мог появиться на свет и жить самостоятельно. Если происходит серьёзный сбой и какой-то орган не был заложен, то младенец родится без этого органа. Поэтому важно, чтобы первичное развитие было всесторонним. Но эмбрионального периода недостаточно, чтобы стать готовым к рождению, и плодный период совершенствования заложенного не менее важен, чем сами основы.

После рождения с психикой человека происходят процессы, очень похожие на те, что случились с его телом в утробе. Монтессори даже называет по аналогии возраст до трёх лет психическим эмбрионом. В этот период ребёнок закладывает в себе основы личности и базовые представления о мире, чтобы с 3 до 6 начать совершенствовать то, что было образовано до этого. И именно это совершенствование будет по-настоящему процессом ради процесса. После трёх лет дети с удовольствием выполняют упражнения, требующие оттачивания ловкости, точности, способности тонко воспринимать оттенки вкуса, цвета, запаха, веса и т. д. В этом возрасте актуально утончение чувств, движений, потому что ребёнку уже есть что утончать, совершенствовать и развивать.

* * * * *

Ребёнку до трёх лет всё равно что пересыпать?

До трёх лет у ребёнка совершенно иной образ жизни. Во-первых, он одновременно строит нервную систему и овладевает собой на основе её слаженной работы и растущего тела в целом (и сказать об этом гораздо проще, чем сделать, а понять, как все мы научились в раннем возрасте тому, что с такой лёгкостью проделываем взрослыми, пока получается совсем плохо). Во-вторых, подражает взрослым, чтобы овладеть пониманием того, что вообще здесь снаружи происходит. Неверно было бы думать, что ребёнку до 3 лет всё равно что пересыпать. Он хочет скопировать понимающего, что делает, взрослого, хотя имеет для этого ещё очень ограниченные ресурсы. Тот, кто хочет научиться, но мало что понимает, копирует действия взрослого со всей тщательностью, на какую только способен. Когда вы смотрите на ребёнка, который возится с манкой, он вам кажется похожим на вас, насыпающую манку для каши. Но он не кажется похожим на вас себе. Посмотрите на происходящее глазами того, кто ещё не знает, что каша готовится из крупы, что такое варить, что такое крупа, что такое огонь, что есть песок и в переносном смысле манка на него похожа... Он ещё иногда забывает, куда вообще шёл, когда на секундочку отвернулся от цели и перестал на неё смотреть, а вы представляете, как он воображает себя шеф-поваром, украшая макаронинами пластилин? Сенсорные игры с крупой ничего не объясняют тоддлеру о том, каковы взаимосвязи в мире вокруг него, ничего правдивого не рассказывают ему о назначении предметов и действий. И это – огромный минус такого рода активностей. Да, они могут дать ребёнку опыт манипулятивной деятельности и сенсорный. И всё. А простое упражнение практической жизни в виде банального намазывания творога на хлеб одновременно позволяет ребёнку и понять, для чего что нужно, и как это называется, и как ему двигаться (и всему целиком, и на уровне тонкой моторики). Массу ощущений позволяет пережить и учит быть более самостоятельным, даёт полезный и понятный малышу результат, позволяющий ему гордиться собой как умелым и знающим.

Да, тоддлер ещё живёт почти целиком на вдохновении, так что в какой-то момент ему захочется намазать двадцать бутербродов, а в другой будет неинтересно сделать даже один. Но это совсем не означает, что ему нет дела до осмысленности своих занятий. То, что делает малыш до 3 лет, – последовательно и методично с точки зрения самопостороения личности, которым он занят в период психического эмбриона. Но в том, чтобы соотнести свои потребности с внешним миром, тоддлер ещё не очень хорош. Тут ему как воздух нужна помощь взрослого.

Существенная для обсуждаемого вопроса особенность развития ребёнка до трёх лет состоит в том, что психический эмбрион воспринимает как данность и образец всё, что исходит от взрослых. Он не знает, что происходит, а вы, похоже, в курсе. Вы гуру, открывающий неофиту действительность. Подражая вам, ребёнок становится человеком своего времени и места, постигает азы той культуры, в которой он был рождён.

В первые годы жизни человек вбирает огромное количество информации о мире вокруг него, и справиться с этой задачей ему помогает именно серьёзнейшее восприятие всего как образца. Со стороны взрослого важно дать малышу правильную точку отсчёта. Во всяком слове мы объясняем сначала основное значение, а с переносным знакомим только тогда, когда ребёнок полностью владеет основным. Мы показываем базовое назначение каждого предмета, будь то стул, краска, каша или мыло. С нетривиальными способами использования лучше знакомить ребёнка, готового воспринять перемены. Как распознать или предугадать эту готовность?

* * * * *

Малыши любят постоянство

Лет до трёх дети – большие консерваторы. Поймите их правильно: они так многого не знают, для них почти всё происходящее новое, почти всегда непонятное, незнакомое. А если знакомое, то случается неожиданно, потому что малыши ещё не ориентируются хорошо во времени и распорядке. Когда то, что они будто бы узнали, опять меняется и становится незнакомым, это совсем их не радует.

Представьте, что по какой-то странной причине на вашей кухне у вас все крупы и специи в одинаковых банках, и вы не можете их подписать. Вы запомнили, где что стоит, и уже довольно быстро находите нужное. И в этот самый момент кто-то решил вам причинить добро и расставил банки по-другому. Может быть, даже красивее и удобнее расставил. Ваши чувства? До определённого момента многозначность детей только запутывает. Если еду – едят, то креативное использование продуктов для поделок и художественной деятельности мешает разобраться в картине мира. Из этой же логики мы откладываем на «после трёх» сказки: ничего удивительного в говорящем медведе нет для того, кто ещё не знает, что медведи не говорят. Он, скорее, в зоопарке будет шокирован, если знакомство с медведем впервые состоялось в контексте сказки.

Факультативное использование предметов усложняет и введение правил. Если вы даёте ребёнку возиться с крупами, то как вы объясните (плохо ещё говорящему тоддлеру), почему размазывать кашу по столу – плохо? Очень может быть, что ребёнок не поймёт нюансов и либо будет часто протестовать, либо искать вашего разрешения, потому что так до конца и не разберётся, когда можно, а когда – нельзя. Такая зависимость от вас не помогает развитию самостоятельности и ответственности. Когда правила предельно просты и понятны, ребёнок учится их соблюдать, а когда усложнены множеством дополнительных условий – учится всё время оглядываться на мнение взрослого и теряет веру в то, что сможет сам понять, что к чему.

Понятно, что ребёнок не переходит от одного состояния к другому ровно в полночь перед третьим днём рождения. Этот переход, часто сопровождающийся явными признаками кризиса трёх лет, хронологически чаще происходит между 30-м и 36-м месяцами жизни, но может отодвигаться и на более поздний срок в зависимости от индивидуального темпа развития. Практически всегда в это же время ребёнок начинает высказываться от первого лица, употребляя местоимение «я». Если вы уловили логику особенностей двух возрастов, то сможете заметить в ребёнке изменения, когда он начнёт проявлять интерес не к признаку, а к его градации, начнёт использовать предметы не по назначению не по незнанию, а осознанно, из интереса к новым возможностям. В это время дети не только ощутимо лучше начинают понимать юмор, но и шутить сами. Начинаются эксперименты и в языке. Видя эти перемены, вы поймёте, что можете, наконец, дать ребёнку все те материалы, о которых вы прочитали в книгах самой Марии Монтессори. Ведь методологически описав всю систему «образования для жизни» целиком, методически она занималась именно возрастом старших дошкольников от 3 до 6. Эти пособия уже более привычны взрослому уму и кажутся не такой безделицей, как умение ходить, стоять на одной ноге, делать скоординированными движения двумя руками или овладение языком на уровне «мама, дай кашу». Не стоит торопить ребёнка, ибо простота достижений до трёх лет – кажущаяся, а без здоровой и всесторонней базы психического эмбриона старший дошкольник не справится с задачами своего возраста хорошо.

Комментарии
На эту публикацию было отставленно 0 комментариев:

Нет комментариев. Ваш будет первым!