Воспитание важнее обучения!

Просмотров: 1291   |  

 Лоре Андерлик

Лоре, как известно, Вы пришли работать в детский сад, в группу, в которой была Ваша дочь. Это была обычная группа детского сада.  А как Вы пришли к Монтессори?

- Я шесть лет отработала в этом детском саду, но меня не признавали официальным воспитателем. Я в растерянности искала, где можно получить образование по этой любимой мною профессии. Случайно услышала по радио объявление о наборе на первый в Баварии курс обучения Монтессори методу и немедленно подала заявление.За самую первую лекцию мне сразу пришлось заплатить 90 немецких марок. В 1967 году это были огромные деньги. Я ничего не поняла тогда . Наверное, не заплати я эти 90 немецких марок, я бы просто ушла. Мне пришлось остаться. Курс продолжался полтора года. Экзамен у меня принимал Марио Монтессори После этого метод Монтессори безраздельно вошел в мою жизнь.

Мы знаем, что Вы работали в Мюнхенском Центре у профессора Теодора Хелльбрюгге. И Вы стояли у самых истоков Монтессори-терапии. Расскажите, пожалуйста, как это было.

- Уже во время обучения методу Монтессори г-жа Аурин (тогдашняя руководитель и преподаватель курса) пригласила меня на работу в Мюнхенский Детский центр.В то время у нас было совсем мало опыта работы с особенными детьми, и мы постепенно учились, как с ними работать.В самом начале многое делалось методом проб и ошибок. И ошибок мы делали много. Я вспоминаю одного мальчика, который все время хотел выйти на свободу через окно. Ничего не оставалось, как крепко его удерживать. И вот так я сидела однажды с брыкающимся мальчиком на стуле. В это время открылась дверь, и вошел профессор Хелльбрюгге с целой толпой студентов-медиков. Он посмотрел на меня удивленным взглядом, а потом сказал своим студентам: "Смотрите, это - Монтессори-терапия".

Когда Вы поняли, что Монтессори-терапия действительно работает?

- Работу с детьми постоянно сопровождали родители.Они наблюдали за тем, что я делаю, и думали, что из этого они могут делать дома сами. И когда затем эти родители приходили и со светящимися глазами говорили: «Это работает!»- мне было ясно, что нужно двигаться именно в этом направлении.

Лоре, есть ли какие-то особенности при работе с детьми с ОВЗ?

- Как особенность мы должны рассматривать тот момент, что эти дети должны получать очень четкое воспитание. Воспитание важнее обучения! Тогда особые дети будут в состоянии учиться. Все дети могут учиться!

Ясно, что родители – это самое слабое звено в работе с детьми с ОВЗ. Какие 5 самых важных советов Вы могли бы дать родителям, у которых появился особенный ребенок?

  1. Работа с горем – слёзы ослепляют.Родители должны смотреть на ребенка позитивно, чтобы установить с ним контакт.
  2. Ребенку нужна безопасность, которую он получает через привязанность к родителям и/или постоянно присутствующим близким людям.
  3. Воспитание – этоосновалюбогоразвития, каждый ребенокможетучиться.
  4. В подготовленной среде ребенок находит стимулы к целесообразным занятиям, в ходе которых он может построить и развить свои способности.
  5. Самостоятельный ребенок уравновешен, счастлив и заинтересован своим окружением.И это совершенно не зависит от того, имеет ли ребенок какие-то особенности. Он может вести осознанную жизнь!

Терапия – это медицинский термин. А Монтессори-терапия – это для нас термин из педагогики.   Кто может стать Монтессори-терапевтом? Что нужно для этого?

- Для монтессори терапевта очень желательно наличие медицинского или педагогического образования. Также необходимы глубокие знания в области Монтессори-педагогики. При этом я настоятельно отсылаю всех к оригинальным текстам Марии Монтессори. Необходимы интерес к другим людям и воля к тому, чтобы разбираться с различными и сложными проблемами других людей .

Мы видим, что спрос на Монтессори-терапию все время растет.  Кто имеет право обучать ей?  Где можно получить это образование?

- В настоящий момент  - в 2018 году - получить образование можно только у нас: Дагмар Мартин и Лоре Андерлик.  С ейчас мы обучаем российских тренеров, которые в ближайшем будущем смогут работать с русскими специалистами.

В настоящее время Вы обучаете терапевтов в России. Недавно завершился первый курс Монтессори-терапии для воспитателей детских домов. Мы слышали, что не все участники смогли получить дипломы. С чем это было связано?

- Пять из 12 участников нашего курса не показали способности работать с конкретными детьми и окружающими их взрослыми. По этой причине они не получили диплом. До конца 2017 г. у них была возможность пересдать экзамен. Никто из них этой возможностью не воспользовался.

В прошлом году в Москве вышел учебник для студентов «Технология социальной работы с семьей и детьми». Она содержит главы, написанные Вашими учениками, Монтессори-терапевтами. 

- Коллега, которая в этом учебнике называет себя Монтессори-терапевтом, очень многое превратно поняла в этом курсе . Кстати ,  диплом монтессори терапевта она не получила . В этих главах много бессмыслицы, написать которую мог только человек, ничего не понявший в Монтессори-педагогике. Так, например, Мюнхенская функциональная диагностика развития была представлена в нашем курсе, чтобы показать, как результаты этой диагностики могут быть реализованы в терапии.В этом курсе не изучалась методика проведения Мюнхенского теста, потому что это задача психологов и врачей.Но терапевты должны уметь читать результаты и соответственно реализовывать их на практике.

Можем ли мы ожидать, что появится учебник по Монтессори-терапии?

- Книга уже готовится . Моя цель – завершить ее до конца 2018 г. и перевести на русский язык.

Монтессори-педагоги ждут Вашего курса в Москве.  Когда мы сможем начать отбор кандидатов?

- Мы надеемся, что в начале 2020 г. мы сможем начать курс для педагогов в Москве.Мы видим большой интерес. И мы очень хотим как можно скорее ответить на эти пожелания.

Вопросы задавала Елена Тимошенко

Комментарии
На эту публикацию было отставленно 0 комментариев:

Нет комментариев. Ваш будет первым!